«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикий гусь падает на тихую отмель»

«Píng shā luò yàn» 《平沙落雁》 «Дикий гусь падает на тихую отмель» Чжан Цзыцянь цитра цинь и Чжа Фуси флейта сяо (1986 г.)
«Píng shā luò yàn» 《平沙落雁》 «Дикий гусь падает на тихую отмель» Ли Фэнъюнь цитра цинь (1996 г.)
«Píng shā luò yàn» 《平沙落雁》 «Дикий гусь падает на тихую отмель» Ли Фэнъюнь цитра цинь и Ван Цзяньсинь флейта сяо (2001 г.)
«Píng shā luò yàn» 《平沙落雁》 «Дикий гусь падает на тихую отмель» Чэн Гунлян цитра цинь (1987 г.)

«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»
«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»
«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»
«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»

Сборник пьес для цитры цинь
Это произведение считается наиболее лирическим из всех пьес для цитры цинь и самым популярным за последние 300 лет. Безмятежное, поэтическое настроение мелодии передает идеал отрешенности от мирской суеты, посредством отражения естества природного пейзажа.

Самое первое упоминание о ней находится в нотных записях “Гуинь чжэнцзун” 古音正宗 «Классическая древняя музыка» (1634 г.), династия Мин (1368–1644 гг.). С тех пор различные школы игры на цитре цинь создали различные её версии. На данный момент существует около 50 разновидностей записи мелодий с этим названием. Самые популярные из них – это ноты Чжан Цзыцяня (張子謙) в сборнике «Цзяо ань циньпу» 蕉庵琴谱 ноты для цинь «Хижина из банановых листьев» и Гуань Пинху (管平湖) «Цинь юэ куншу» 琴学叢書 сборник «Познание цинь».

Автор мелодии неизвестен. Существует много версий её возникновения. Одна из поэтических версий названия этой мелодии относится ко времени династии Сун (960–1279 гг.), к картине художника Чжан Юаня (張元) «Восемь пейзажей реки Сяосян» 潇湘八景图 «Сяосян ба цзин ту». Картина состояла из 8 свитков, из которых до нашего времени сохранился только один под названием «Пин ша лоянь» 平沙落雁 «Тихая отмель. Падающие дикие гуси». По легенде, мелодия была написана под впечатлением от этой картины.

Ван Цзяньсинь (王建欣)
Отобрано из сборника «Цзяо ань циньпу» 蕉庵琴譜 ноты для цинь «Хижина из банановых листьев», составленного Цинь Вейханем (秦維瀚), династия Цин (1644–1911 гг.). Сейчас не имеется ни одного достоверного документа, который подтверждал бы, что мелодия появилась до династии Мин (1368–1644 гг.). Она является одной из самых популярных в репертуаре цитры цинь в течение трех прошлых столетий. Однако, её трудно понять без знаний литературной основы, так как стиль музыки пробуждает воображение как музыканта, так и слушателя. Концепция очень глубока и искусна, так как описывает стаю диких гусей, летающих в прекрасном голубом небе над водной гладью и садящихся на песчаную косу. Мелодия настраивает на тихую, светлую и тонкую волну, так как намерением автора были описание и имитация звуков природы и наблюдаемого процесса. Аллегорически, название и настроение фрагмента отражает более глубинные слои чувств и эмоций, так как дикие гуси традиционно символизируют расставание и одиночество. Хотя настроение мирное и спокойное, легкая боль меланхолия и чувство, похожее на ностальгию, могут ощущаться в этой мелодии. Многие китайские исследователи полагают, что эта работа посвящена широте сознания и «возвышенным устремлениям».

Чжан Цзыцянь (張子謙)

Впервые эта пьеса была опубликована в сборнике «Гуинь чженцун» 古音正宗 «Классическая древняя музыка» (1634 г.), династии Мин (1368–1644 гг.). Автор пьесы, точно не известен, но считается, что это один из трёх мастеров: Чэнь Цзыан (陳子昂) династия Тан (619–907 гг.), Мао Миньчжун (毛敏仲) династия Сун (960–1279 гг.) или Чжу Цюань (朱權) династия Мин (1368–1644 гг.). Безмятежное поэтическое настроение мелодии передает идеал отрешенности от мирских забот. Пейзаж происходящего очень поэтичен. В старые времена люди поясняли его следующим образом: «осенью небо кажется таким высоким и погода так приятна, безветренно и песок гладок. Облака вдали на тысячи ли и мы слышим, как гуси кличут высоко в небе. Эта музыка заимствует этот символ для описания широты мировосприятия отшельников».

«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»
«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»
«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»
«Пин ша ло янь» 平沙落雁 «Дикие гуси падают на тихую отмель»

«Одинокий гусь» Ли Бо (701-762 гг.)

Гусь одинокий, мучимый жаждой великой, летит и роняет стаю зовущие крики.
Кто посочувствует тени этой летучей? Потеряли друг друга в нескончаемой туче.
Взор обрывается – всюду мерещится что-то, больше отчаянье – явственный шелест полета!
Вон в поле вороны… не связаны мыслью одной, только кричат, суетятся беспутной толпою…
(перевод с китайского Балашова Э.)

Гусь одинокий – символ человека, оторванного от близких людей и родных мест, символ бесприютного скитальца. Одновременно это и образ вестника. В стихотворении Ли Бо ему противопоставлен образ вороньей стаи – духовной «черни», «толпы». Они разнятся между собой во всем – гусь летит высоко, вороны же кружатся над самым полем; у первого есть далекая прекрасная цель – вторые суетятся бестолково и бесцельно; однако первый одинок в горных высях и тщетно ищет себе подобных, а вторые наслаждаются обществом равных и не чувствуют одиночества, ибо «чернь» многочисленна.

«Одинокий гусь» Ли Бо (701-762 гг.)

Дикий гусь одинокий не ест и не пьет, лишь летает, крича, в бесприютной печали.
Кто из стаи отставшего спутника ждет, коль друг друга они в облаках потеряли?
Гусю кажется – видит он стаю, как встарь, гусю кажется – где-то откликнулась стая.
А ворона – пустая, бездумная тварь, только попусту каркает, в поле летая.

«Гуси возвращаются» Цянь Ци (722-780 гг.)

Для чего на просторы пустынных равнин возвращаться от Сяо и Сян,
Где вдоль берега мох, где белеет песок, где вода бирюзою блестит?
Двадцатипятиструнного сэ перебор прозвенел через лунный туман.
Трудно вынести жалобу трепетных струн, но на север вся стая летит.

…просторы пустынных равнин – север Китая, куда по весне возвращаются на гнездовье перелётные гуси. Гусь в китайской культурной традиции символизирует послание, передаваемое пленником или изгнанником на свою далёкую родину, и возможность его счастливого возвращения в родимый дом.

Сяо и Сян — имена двух рек в центральной провинции Хунань, сливающихся ниже по течению в одну — Сяосян, которая затем впадает в озеро Дунтин. Цянь Ци пишет в примечании, что однажды стал свидетелем случая, когда стая диких гусей, летевших на юг, так устала, что не смогла обогнуть горную гряду, лежавшую на маршруте их перелёта, и осталась зимовать в долине Сяосян в Хунани. Мягкий местный климат и изобилие корма позволили птицам безопасно прожить там всю зиму. Однако же по весне, несмотря на все красоты Сяосяна, птицы полетели назад, на суровый север, повинуясь необоримому зову родины.

…сэ — род китайской цитры сходной с гуслями. В древности сэ был пятидесятиструнным, впоследствии число струн сократилось наполовину. Упоминание о сэ в контексте реки Сян заставляет вспомнить о мифическом императоре Шуне, его жене и наложнице, которые после его смерти добровольно ушли из жизни, став духами-властителями реки Сян. Говорили, что в лунную ночь на реке Сян некоторым людям доводилось слышать печальные звуки их волшебных сэ.

Чжу Дуньжу, династия Сун (960-1279 гг.)

Перелетных гусей к югу тянется клин. Вдруг и ветер и дождь разметали гусей
Изнуренный, голодный, отбился один и крылами поник на песчаной косе.
Белым цаплям и чайкам он здесь не родня, он боится стрелы, в его взгляде тоска…
Крику, полному горечи, некому внять. Этот гусь никогда не взлетит в облака.

“Осенней ночью вижу одиноко летящего гуся”
Юй Синь
(513-581 гг.), Эпоха Шести династий, Эпоха Южных и Северных династий.

Потерявшего стаю мерзнущего гуся крик вызывает печаль.
В одиночку пролетает он мимо луны.
Невозможно избавить сердце от воспоминаний,
Сегодня ночью к нам обоим не приходит сон.