«Чан мэнь юань» 長問怨 «Скорбь за глухими вратами»

«Cháng mén yuàn» 《長問怨》 «Скорбь за глухими вратами» Чэн Гунлян (цитра цинь) (1987 г.)
«Cháng mén yuàn» 《長問怨》 «Скорбь за глухими вратами» Чэн Гунлян (цитра цинь) (2008 г.)
«Cháng mén yuàn» 《長問怨》 «Скорбь за глухими вратами» Нина Старостина (цитра цинь) (2004 г.)

«Скорбь за глухими вратами»
«Во дворце императора»
«Во дворце императора»
«Обиженная красавица»

Сборник пьес для цитры цинь
Мелодия с названием «Чанмэнь юань» встречается в народной музыке «сянхэгэ» в ладе «чудяо», династии Хань (206 г. до н.э.–25 г. н.э.). А одноимённая пьеса для цитры цинь впервые встречается в сборнике «Мэй ань циньпу» 梅庵琴譜 ноты для цинь «Кумирня дикой сливы» (1931 г.).

Пьеса написана по мотивам истории ханьской императрицы Чэнь (Ацзяо), которая не родив императору У-ди (武帝) наследника впала в немилость и была удалена во дворец «Чанмэнь» 長問 «Глухие врата». Лишь с помощью оды «Чанмэнь» написанной ближайшим сановником императора Сыма Сянжу (司馬相如), У-ди сжалился и Чэнь вернула себе благорасположение государя. Название дворца «Чанмэнь» буквально можно перевести как «Длинные ворота» или «Вечные ворота», но после оды Сыма Сянжу это словосочетание в поэзии стало образом, передающим нескончаемую тоску опальной наложницы, лишённой милости властителя.

Этой истории также посвящено стихотворение великого поэта династии Тан (618-907 гг.) – Ли Бо (李白) «Чан мэнь юань» 長問怨 «Скорбь за Глухими вратами». В нём также усматривается намек поэта на себя самого, сначала приближенного ко двору, а затем отлучённого.

《長問怨》 (李白)

天回北斗挂西楼,金屋无人螢火流。
月光欲到長問殿,彆作深宮一段愁。
桂殿長愁不記春,黄金四屋起秋塵。
夜懸明鏡青天上,独照長問宮里人。

«Скорбь за глухими вратами» (Ли Бо) (701—763 гг., династия Тан)

Звёзд узоры сместились на сфере ночной, одинокий светляк в злате спальни пустой.
Тщетно рвётся луна за Глухие врата, где пиры отшумели, сменившись тоской.
Бесконечна тоска, не вернётся весна, спальня пылью осенней заполнена.
Одинокую деву в Глухих воротах видит с неба пустого одна лишь луна.

«Горечь» (Ли Бо)

Цветку подобна новая жена, хотя бы и достойная любви.
Я – старая – на яшму похожу и не скрываю помыслы свои.
Цветок непостоянен. Непрочна его любви блистающая нить.
Но яшмовое сердце никогда не сможет разлюбить иль изменить.
И я была когда-то молодой, но, постаревшая, живу одна.
А ты увидишь: время пролетит – и станет старой новая жена.
Не забывай же о царице Чэнь, той, что была любимою женой, –
Ее покои в Золотом дворце покрыты паутиною седой.

“Песня обиженной красавицы” (Ли Бо)

(Узнав о том, что одна из наложниц императора в Чанъани была отпущена из дворца
и выдана замуж за простолюдина, один мой друг попросил меня написать от лица этой женщины.)

Когда я входила в ханьский дворец, мне было пятнадцать лет –
И молодое мое лицо сияло, как маков цвет.
И восхищался мной государь – яшмовой красотой,
Когда я прислуживала ему за ширмою золотой.
Когда я сбрасывала в ночи пену одежд своих –
То обнимал меня государь, словно весенний вихрь.
И разве могла я думать тогда о женщине Чжао Фэйянь?
Но ненависть вместо любви пришла и ласку сменила брань.
И стала так глубока печаль, так горести велики,
Что, словно в заморозки траву, иней покрыл виски.
И ясное утро такое пришло, когда опустилась мгла, –
И стали немыслимо тяжелы мирские мои дела.
И драгоценную шубу свою обменяла я на вино,
И с одежды спорола драконов я, и было мне все равно.
О душевном холоде и тоске говорить невозможно мне –
Для тебя, государь, я лютню беру и пою в ночной тишине.
Но разрывается грудь моя, за струною рвется струна.
И душа болит, и сердце болит – в смятении живу одна.

«Чудяо» 楚調 «Чуский лад». Для жанров сянхэгэ и циншан юэ были характерны сань дяо (三調 три лада) – сэ (瑟), цин (清) и пин (平). Эти лады соответствует общепринятым в китайской музыкальной теории и практике ладам гун (т. е. пентатонному звукоряду от c – c, d, e, g, a), шан (пентатонный ряд от d) и цзюэ (от e). Лад чу (楚) наряду с ладом цэ (側), вероятно, также соответствует этим звукорядам, однако исторических свидетельств этому не сохранилось.