Юй Боя и Чжун Цзыци

知音 «Чжиинь» — задушевный друг понимающий музыку

В эпоху Чуньцю (Весны и Осени 475 – 221 гг. до н.э.) в княжестве Чу жил был известный музыкант по имени Юй Боя 于伯牙. С детства он был талантливым, музыкально одарённым мальчиком. Он поступил в ученики к прославленному в то время мастеру игры на цитре цинь — Чэн Ляню.

В школе мастера Чэн Ляня

Спустя три года, добившись больших успехов в учёбе, Юй Боя тоже стал известным в своей округе музыкантом. Однако часто его посещали горестные размышления по поводу того, что в своём мастерстве он более не может достичь ещё больших высот. Узнав о его сомнениях, учитель Чэн Лянь сказал ему: «Я научил тебе всему, что умел сам. И ты уже полностью овладел мастерством. Что же касается передачи чувств с помощью музыки и пробуждения музыкой слушателя, это я и сам пока не совсем хорошо понимаю. Мастерство моего учителя Фан Цзычуня превосходит моё. Он превосходно играет на цитре цинь и тонко чувствует музыку. Фан Цзычунь живёт на одном из островов в Восточном море. Если ты не против, мы с тобой можем обратиться к нему, чтобы он принял тебя в ученики». Услышав эти слова, Юй Боя очень обрадовался. Они запаслись провиантом и отравились в дорогу к Восточному морю.

На пути к Восточному морю

И вот, когда корабль, на котором путешествовали Юй Боя и Чэн Лянь, пристал к берегу острова, на котором находилась гора Пэнлай, Чэн Лянь сказал Юй Боя: «Ты немного отдохни здесь, а я съезжу за моим учителем и вернусь!» И Чэн Лянь тут же удалился. Проходит день, другой, а Чэн Лянь так и не вернулся. Находясь в одиночестве, Юй Боя затосковал. Перед ним простиралось открытое море, а на острове были лишь птицы, которые пели печальные песни. Настроение Юй Боя было полно тоски и одиночества. Он глубоко горестно вздохнул, запрокинул голову, и сыграл на своей цитре экспромт, полный печали и горести. Сразу же в мастерстве молодого музыканта наметился серьёзный сдвиг. На самом же деле, учитель Чэн Лянь нарочно оставил его в одиночестве для того, чтобы его любимый ученик, познав одиночество, приобрёл оригинальность в исполнении, почувствовал вдохновение от природы.

Наедине с природой

С тех пор, на протяжении долгого времени молодой Юй Боя день за днём внимал плеску волн и щебету птиц в лесу. Так он проник в тайны гармонии, красоту музыки природы, так день за днём росло и мастерство музыканта. В конце концов, он стал одним из крупнейших мастеров игры на цитре цинь того времени. По преданию, когда Юй Боя принимался играть, даже лошади прекращали щипать траву, внимая лирическим звукам его цитры.

Внимая плеску волн и щебету птиц

Несмотря на то, что Юй Боя уже стал известным музыкантом, только избранные могли прочувствовать всем сердцем всю полноту его музыки. Однажды Юй Боя отправился на лодке в путешествие вниз по реке. Когда за кормой его судна показалась высокая горная вершина, вдруг пошёл сильный ливень. Чтобы укрыться от дождя, судно пристало к берегу возле горы. Слыша шелест дождя, и видя, как гладь реки стала оживлённой и красочной, Юй Боя снова наполнился вдохновением. И музыкант начал играть на своей цитре цинь. Он весь предался музыкальному порыву. Вдруг струны цитры задрожали и в голове Юй Боя сразу откликнулось: где-то рядом есть человек, и он внимательно слушает его музыку. Музыкант тут же вышел из своего укрытия. И действительно, на берегу у дерева, он увидел сидящего дровосека, которого звали — Чжун Цзыци 鐘子期.

Встреча Юй Боя 于伯牙 и Чжун Цзыци 鐘子期

Юй Боя пригласил Цзыци взойти на лодку. Они познакомились, и Юй Боя спросил: «Не против ли Вы, если я для Вас исполню мелодию на своей цитре цинь?» Цзыци ответил, что он с удовольствием послушает. Юй Боя тут же сыграл мелодию «Горы», которую только что сочинил. Когда прозвучали уже первые звуки, Чжун Цзыци, прочувствовав настроение играющего, воскликнул: «О, какие высокие-высокие, далёкие, вечные горы». А когда Юй Боя начал играть мелодию «Воды», Цзыци опять почувствовал все её оттенки, и продолжал: «О, какие бурные мощные воды». Услышав эти слова, музыкант был чрезвычайно взволнован: наконец-то он нашёл человека, который понимает всю глубину восприятия его души. Тогда он с большой радостью в голосе сказал Цзыци: «Вы, и только Вы в нашем мире способны понять меня и мою музыку. Вы — мой истинный друг, понимающий моею душу». Так, они стали близкими верными друзьями.

Юй Боя 于伯牙 и Чжун Цзыци 鐘子期

Юй Боя и Чжун Цзыци договорились, что по окончанию своего путешествия музыкант нанесёт визит Чжун Цзыци. Завершив своё путешествие, Юй Боя, как и обещал, отправился навестить своего друга, но оказалось, что тот скоропостижно скончался в связи с болезнью. Музыкант впал в отчаяние, с огромной скорбью в сердце он пришёл на могилу друга, где с глубокими чувством тоски и печали сыграл одну мелодию. Поднявшись на ноги, Юй Боя находясь в глубоком отчаянии, разбил свою любимую цитру. По преданию с тех пор Юй Боя более не прикасался к струнам цитры цинь.

С тех пор в Китае настоящих друзей, коих в жизни, к сожалению, крайне немного, называют «Zhīyīn» 知音: знаток музыки; близкий (задушевный) друг — «понимающий звук».