«Вечная весна гуцинь»

Хуан Ливэй

Оценка Комитета мирового наследия ЮНЕСКО: Китайский струнный инструмент гуцинь, насчитывающий уже 3000-летнюю историю, является одним из самых древних щипковых музыкальных инструментов мира. Он звучит на основе резонанса струн и дерева. Искусство игры на гуцине оказало широкое влияние на музыкальную, эстетическую, социально-культурную и идеологическую историю Китая. Гуцинь является одним из главных представителей традиций и культуры древнего Китая в области музыки.

7 ноября 2003 года китайское искусство игры на гуцине было признано ЮНЕСКО шедевром фольклорного и нематериального наследия человеческой цивилизации. Это уже второй культурный объект Китая после оперы куньцюй, внесенный в мировой список таких шедевров.

Древнейший китайский музыкальный инструмент

Один из бывших руководителей Китая маршал Чжу Дэ как выдающийся военный деятель и стратег известен многим, но мало кто знает, что он был мастером игры на гуцине. Гуцинь – самый древний и самый «чистый» музыкальный инструмент китайской нации. В древности его просто называли «цинь» («музыкальный инструмент»).

По преданию, еще мифический прародитель китайской нации Фу Си и бог-земледелец Шэньнун играли на самодельных музыкальных инструментах. Это был гуцинь. В поздний период эпохи Западная Чжоу (примерно XXI век до н. э. – 771 г. до н. э.) он стал любимым музыкальным инструментом интеллигентов и чиновников. Десятиструнный щипковый инструмент, обнаруженный в провинции Хубэй при раскопках гробницы князя царства Цзэн периода Воюющих царств (475–221 гг. до н. э.), является самым древним гуцинем, дошедшим да наших дней. От нас его отделяет более 2400 лет.

По историческим записям, первые образцы гуциня были пятиструнными. Современные очертания и устройство этого инструмента в большинстве своем оформились в конце Царства Вэй (220–265 гг.) и во время династии Цзинь (265–420 гг.).

Бывают инструменты с 5, 7, 9, 12 и 20 струнами. Наиболее распространенные из них – семиструнные, поэтому гуцинь носит и название «цисяньцинь» (переводится как «музыкальный инструмент с 7 струнами»).

Корпус гуциня делается из тунгового дерева, а его струны – из шелка. Звучание инструмента из таких материалов отличается силой и чистотой. В связи с тем, что на задней стороне корпуса есть два отверстия, гуцинь отличается оригинальным тембром – глубоким, густым и длинным. Неслучайно, что уже более 2000 лет тому назад наши предки высоко оценили яркую выразительность гуциня. Например, в произведении «Хань Фэйцзы» династии Цинь (221–206 гг. до н. э.) описывается случай, который произошел в период Весны и Осени (770–476 гг. до н. э.), когда звук игры мастера на гуцине привлек стаю журавлей.

В период Весны и Осени и период Воюющих царств гуцинь часто использовался как соло, а в ансамблях он занимал второстепенное место. Династия Хань (206 г. до н. э. – 220 г. н. э.) и царство Вэй были важными вехами в истории искусства игры на гуцине. В этот период было создано большое количество произведений для исполнения на этом инструменте. Лучшим их представителем была известная композиция «Гуанлинсань». Золотым веком искусства игры на гуцине стала Династия Тан (618–907 гг.). Благодаря экономическому процветанию и социальной стабильности искусство, и в частности, музыкальное исполнительское, получило небывалое развитие. В периоды династии Сун (960–1279 гг.) и династии Юань (1279–1368 гг.) игра на гуцине вышла из дворцов «на площади» и заимствовало много лучших элементов фольклорной музыки, что привело к обогащению его оригинального стиля. При династиях Мин (1368–1644 гг.) и Цин (1644–1911 гг.) сформировались различные школы искусства игры на гуцине с ярким локальным колоритом.

В династии Тан появилась специальная нотация для гуциня, созданная из ключевых указателей иероглифов, иероглифов с сокращенными чертами и цифр. Такая система называется сокращенным нотным письмом. Потонкости и научности современные нотные системы, в том числе система нотного стана, не могут заменить нотацию гуциня. До наших дней сохранилось 150 с лишним древних музыкальных произведений для этого инструмента, что является истинным музыкальным сокровищем.

Все в искусстве игры на гуцине – от формы до жанров композиции, от особого нотного письма до сложной техники игры – воплощает высокий уровень китайского музыкального искусства. Музыка гуциня обладает глубоким, свободным и плавным стилем и чарующей художественной силой. Она порождает неуловимое и изменчивое эстетическое чувство, богата по содержанию и лаконична по форме.

Музыка, рождающая дружбу

Искусство игры на гуцине стремится к отражению красоты мысли и высоты души, а не пышности формы. В нем в полной мере воплощается культурная основа древнекитайской философии. Это искусство отражает образ жизни интеллигентов древнего Китая, отличавшийся стремлением к блаженству и самосовершенствованию, к душевному удовлетворению и излиянию своих чувств. В этом стремлении заключается чувство любви к природе и единения с ней. Именно поэтому интеллигенты и чиновники древнего Китая рассматривали гуцинь как символ самосовершенствования, счастья семьи, процветания и спокойствия страны. Древний китайский мудрец и философ Конфуций считал, что из четырех навыков искусства, которыми должен владеть интеллигент, – игры на цине, игры в китайские шахматы, каллиграфии и рисования – игра на цине занимает первое место.

Известные древние литераторы Китая, в том числе Сыма Сянжу, Ли Бо и Су Ши, славились также мастерством игры на гуцине. Знаменитый художник современности Чжан Дацянь за свою жизнь собрал большую коллекцию драгоценных гуциней. С гуцинем связано множество рассказов и преданий. Самый известный из них – это история о дружбе между Юй Боя и Чжун Цзыци.

В период Весны и Осени жил музыкант Юй Боя. Однажды он играл на гуцине у реки, и звуки музыки привлекли дровосека Чжун Цзыци. Когда стихли мощные аккорды, дровосек сказал: «Эти звуки величественны, как высокие горы». Когда музыка стала мягкой и свободной, тот сказал: «А теперешние напоминают несмолкаемое журчание потока реки». Юй Боя очень обрадовался, что дровосек хорошо понял его музыку, а ведь раньше никто его игру не понимал. Почувствовав к Чжун Цзыци самые задушевные дружеские чувства, Юй Боя пригласил его распить чайник вина. Они нашли общий язык по многим вопросам и даже вступили в побратимство, условившись о встрече во время Праздника середины осени будущего года. Но на следующий год Юй Боя не смог встретиться с другом, потому что тот скончался от болезни. В сильном горе, музыкант исполнил на гуцине мелодию перед могилой Чжун Цзыи и… сломал инструмент. С горечью он произнес: «Ушел в другой мир единственный человек, который понимал мое искусство, так для кого мне теперь играть?» С тех пор Юй Боя не прикасался к гуциню. Эта история дружбы музыканта и дровосека и сегодня трогает людей.

Искусство игры на гуцине оказало широкое влияние на историю культуры и искусства Китая, а также на мораль, психологию, этику и поведение китайцев. Это, без сомнения, выдающееся достижение китайской культуры.

Научиться игре на гуцине очень сложно, что в какой-то степени затрудняет его популяризацию. В современном обществе этому искусству, как и другим видам искусств, включенным в Список шедевров фольклорного и нематериального наследия человеческой цивилизации, грозит кризис в существовании и развитии.

В конце династии Цин и в годы Китайской Республики (1912–1949 гг.) частые военные действия и резкие социальные преобразования, безусловно, не способствующие развитию искусств, определенная ограниченность самого инструмента, которая выражалась в достаточной сложности овладения исполнительской техникой, привели к тому, что искусство игры на гуцине оказалось на грани исчезновения. После образования КНР в 1949 году китайское правительство организовало работу по изучению, сбору и систематизации распространенных в народе вариантов нотации игры на гуцине для спасения этого искусства. Были записаны на пленки и лазерные диски забытые многими произведения, такие как «Гуанлинсань» и «Юлань». Подготовлена группа музыкантов-исполнителей и музыковедов, изучающих это искусство, что создало основу для дальнейшей его систематизации, исследования и развития. После включения ЮНЕСКО игры на гуцине в Список шедевров фольклорного и нематериального наследия человеческой цивилизации заинтересованные ведомства Китая усилили работу по охране и пропаганде этого искусства. Гуцинь опять входит в моду. Многие молодые родители обратили внимание на этот инструмент, направив детей учиться в специальные музыкальные классы. Можно надеяться, что древнее искусство игры на гуцине встретит новую весну своего развития.

«Слушаю, как монах Цзюнь из Шу играет на цитре…»

С дивной цитрой меня навещает мой друг,

Вот с вершины Эмэя спускается он.

И услышал я первый томительный звук —

Словно дальних деревьев таинственный стон.

И звенел, по камням пробегая, ручей,

И покрытые инеем колокола

Мне звучали в тумане осенних ночей.

Я, старик, не заметил, как ночь подошла.